Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Ровно сто лет назад в России случилась революция. Рассказываем, что происходило с ценами, и что про это говорили известные люди той эпохи.

Экономика революции

К январю 1917 года количество имевшихся в обращении денег выросло в 5–6 раз. Такое изменение повлияло на курс российской валюты за границей. На Стокгольмской бирже цена рубля упала на 44%.

Естественно, страну захлестнула инфляция. Землевладельцы и крестьяне видели, как быстро растут цены, и стали придерживать свой товар, чтобы продать его с большей выгодой. А горожане начали страдать от дефицита продовольствия, в первую очередь, хлеба. У булочных выстраивались длинные очереди, которые называли хвостами. Цены всё росли и росли. Ситуация в городах осложнялась ещё и тем, что численность их населения значительно увеличилась за счёт наплыва промышленных рабочих, беженцев и расквартирования войск.

Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Январские очереди за хлебом 

Надежда Тэффи: «Озабочена вот чем: моей портнихе нужны макароны — иначе останусь без платья. А у меня торгового материала только баранья котлетка да пачка спичек. Так вот, не переменится ли кто-нибудь со мной? Котлетка довольно хорошая, с косточкой. Спички тоже ничего себе — с ручательством на огнеспособность, по крайней мере, двадцатипроцентную».

Крестьяне, в руках которых оказался самый ценный товар — продовольствие, — вдруг почувствовали себя зажиточными людьми. Миллионы мужчин ушли на фронт, благодаря чему снялась напряжённость земельного вопроса, и в то же время возросла ценность сельскохозяйственного труда. Призванные в армию крестьяне состояли теперь на государственном обеспечении. Оставшиеся в деревне мужики купались в деньгах, получаемых из самых разных источников: цены на продукты сельского хозяйства росли, правительство выплачивало компенсации за реквизированный скот и лошадей, солдатские семьи получали пенсии. Питейные заведения закрыли, что способствовало бережливости. Зато крестьянам стали доступны барские утехи, вроде «какавы», «шоколата» и даже граммофонов. Правда, с промышленными товарами случались перебои, так что было непонятно, куда девать деньги. Мотивации продавать зерно не было никакой.

Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Журнал «Искры» 1 января 1917 г.

Ольга Розанова: «Если хочешь быть здоровым и толстым, пей морковный кофе! Нужно нарезать морковь мелкими кусками, дать ей провянуть и потом зажарить ее на сковороде на керосинке, но не давать гореть! И в таком виде, засушенную (до коричневого цвета всё-таки), ее заваривать как кофе и пить. Можно даже не варить, а на самоваре в чайнике как чай разварить, и, говорят, получается очень вкусный и питательный напиток».

Журнал для женщин: «Фунт столового масла к чаю из половины фунта сливочного. Теперь, когда масло так дорого, предлагаемый способ может пригодиться в каждом хозяйстве. На полфунта сливочного масла берут 1 стакан кипящего молока, в котором размешана щепотка соли. В фарфоровой полоскательной чашке растирают масло, вливают понемногу молоко и дают застыть в форме, затем выкладывают на тарелку. Такое масло вкусно, нежно и разве немногим менее питательно, пригодно для тартинок и сэндвичей к чаю и закусок».

Рост цен в разы превышал рост заработной платы (по разным подсчетам в пропорции 2:3 или 2:4). Многие горожане уже не могли позволить себе даже те товары, которые были в продаже. А самих товаров становилось всё меньше, главным образом из-за транспортных неурядиц. В центральных и северных районах страны назревал настоящий топливный и продовольственный кризис.

Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Демонстрация работниц Путиловского завода в первый день Февральской революции.

Лев Тихомиров: «Спекуляция на муку ужасна. Продают огромные количества, но мешками — по 120 рублей за мешок. В течение двух месяцев цены раздули с 25 рублей до 120. Это явный разбой. Но, очевидно, богатые люди покупают. Мы же в булочных получаем за деньги свою жалкую порцию из какого-то темного, невкусного хлеба, иногда из затхлой муки».

Экстренные меры

Правительство осознало, что без его вмешательства хлеб не придёт на рынок, и необходимо принимать срочные меры. 1916 год был неурожайным, ходили слухи, что цены на зерно взлетят с двух с половиной рублей за пуд до 25 рублей и выше. В итоге были установлены твердые цены на хлеб, и введена продразвёрстка. Однако крестьян и помещиков не волновали объёмы государственных закупок, план закупить 772 млн. пудов хлеба для снабжения армии, оборонной промышленности и крупных городов провалился. Тогда в декабре 1916 года было начато изъятие хлеба из сельских запасных магазинов, в которых деревенские общины хранили запасы на случай голода. Эта мера вызвала бурный протест крестьян и была отменена после того, как столкновения с полицией приняли массовый характер.

Андрей Шингарев: «Война требует жертв, и долг гражданина — эти жертвы государству отдать. Напрасно теперь говорить о том, выгодны или невыгодны твёрдые цены на хлеб, дёшево или дорого назначены эти цены. Настал момент, господа, с этого места вам сказать народу: настал момент жертвовать, государство требует вашего хлеба, без хлеба не может обойтись армия, без хлеба не могут обойтись люди, обслуживающие армию. Вот что должны сказать вы народу отсюда, и народ отдаст этот хлеб так же, как он отдавал своих детей! Надо ввести эту хлебную повинность в той или иной форме, надо повинностью доставить хлеб на станции, надо создать эту организацию, организацию принудительную и неизбежную».

Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Хлебный обоз. 1917 год

К февралю 1917 года задание по снабжению городского населения хлебом было выполнено всего на 30%. В Петрограде, который и так уже жил на запасах, осталось 714 тыс. пудов муки. В день привозили 5 тыс. пудов при норме 60 тыс. пудов. Продовольственный кризис принял катастрофический характер. Огромные очереди выстраивались не только в Москве и Петрограде, но даже в Черноземье. Стали распространяться слухи о введении карточной системы.

Лев Тихомиров: «Наш бедный кот, голодный, мучит своими просьбами пищи. Но и сами в таком же роде».

Газеты писали, что на взрослого едока будут давать не более 1 фунта хлеба в день (норма, недостаточная для нормального питания взрослого человека). Началась продовольственная паника и голодные бунты, в которых активно участвовали женщины. Солдаты и казаки отказывались подавлять такие стихийные восстания. События развивались неумолимо. 27 февраля (12 марта) 1917 года всеобщая забастовка переросла в вооруженное восстание, в ходе которого царский режим в России пал.

Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Солдаты и офицеры митингующие на Литейном проспекте в Петрограде. Февраль 1917 год. 

Александр Бенуа: «С утра очень холодно. Сидим без хлеба… А тем временем в Угловке уже третью неделю стоит вагон муки, доставленный для нашей округи, но ею, однако, по неисполнению каких-то формальностей, не дают воспользоваться. Вчера конторщик Мильман с австрийцами отправился брать его силой, но пока тоже ничего не добились. На беду, два хлебца, испечённые Тэклой из последних остатков бывшей дома муки — смеси ржаной с пшеничной и с толокном, — оказались совершенно сырыми. На исходе и сахар, а ведь «сахарного голода» я больше всего боюсь. Без сладкого мне хоть в гроб».

Однако продовольственный вопрос остался больным местом и для новой власти. 25 марта 1917 года был принят закон о монополии на хлеб, согласно которому государство в принудительном порядке забирало себе все свободные запасы хлеба. Спекуляция зерном была запрещена. Но закон снова остался только на бумаге. Остановить процесс перевода зерна посредством винокурения тоже не получалось. Продавать самогон было гораздо выгоднее, чем сдавать хлеб по твёрдым ценам. Вялые меры по рациональному распределению продуктов повлекли за собой продажу хлеба на черном рынке.

Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Петроградская газета: «На днях установлена такса на капусту: 10 к. за фунт. К сожалению, не установлена цена на кислую капусту, а торговцы, пользуясь этим, за фунт кислой капусты берут 20 к. Ранее фунт кислой капусты стоил 3 копейки».

Временное правительство попыталось ввести твёрдые цены на картофель, мясо, животные жиры и предметы широкого потребления: металлические и кованые изделия, ткани, чай, керосин, мыло, бумагу. Но всё было тщетно. Начались перебои с сахаром и маслами. Хлеб перестали отпускать ресторанам, столовым и трактирам. Рестораторы предлагали посетителям приходить со своим хлебом.

В преддверии зимы продуктовый вопрос вставал всё острее. Власти осознавали социальную опасность, которой чреваты инфляция и нехватка продовольствия, но не знали, что делать. Новый министр продовольствия С.Н. Прокопович на заседании Предпарламента 16 октября 1917 года заявил: «Под влиянием полного истощения запасов как на фронте, так и внутри страны Временное правительство вынуждено было прибегнуть к крайней мере — к удвоению цен. По старым ценам население хлеб не везло. И если те­перь по удвоенным ценам мы всё-таки не получим хлеба, который нам будет нужен, ко­нечно, мы вынуждены будем прибегнуть к воинской силе». Впрочем, никакой силы у Временного правительства уже не было. Через 9 дней случился Октябрьский переворот.

Бытовая аналитика: что происходило с ценами в 1917 году?

Красногвардейцы у Смольного дворца в Петрограде. Октябрь 1917 года.

Зинаида Гиппиус: «Наш «быт» сводится к заботе о «хлебе насущном». После юга мы сразу перешли почти на голодный паёк. О белом хлебе забыли и думать. Но что ещё будет!»

Николай Клюев: «У нас нет ничего съестного: сахарный песок — 5 рублей фунт, керосин — 90 копеек фунт и т.д.».

Софья Толстая: «В 2 часа поехала с дочерью Таней за провизией. Объехали восемь лавок, из них четыре потребительских, и ровно ничего не нашли, кроме десяти селёдок и ковриги ржаного хлеба. Угрожает голод. В Туле тоже решительно ничего нет в продаже».

Однако в обществе не сразу появилось ощущение, что произошло что-то невероятно значимое. Обывателям было все равно, кто находится у власти, так как казалось, что жизнь хуже уже стать не может.

Источники:

Материалы проекта «1917. Свободная история».

Р. Пайпс — «Русская революция». М., 2005.

А.П. Погребинский — «Государственные финансы царской России в эпоху империализма. М., 1968.

С.А. Нефедов — «Февраль 1917 года: власть, общество, хлеб и революция» // «Уральский исторический вестник», 2005, № 10-11.

М.В. Оськин — «Продовольственный вопрос в России в 1917 году: слабое место новой власти» // Научные ведомости, серия «История – Политология», 2005, № 7, выпуск 34.

Кондратьев Н.Д. — «Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции». М., 1991.

Китанина Т.М. — «Война, хлеб и революция». Л., 1985.

You may also like...